Как полковник ГРУ Пеньковский стал «разменной монетой» в борьбе элиты против Хрущева


22 октября 1962 года в Москве без всяких погонь и перестрелок, являющихся либо дурной голливудщиной, либо страшнейшим браком в работе спецслужб, сотрудниками Комитета государственной безопасности СССР был задержан полковник Главного разведывательного управления Генштаба Советской Армии Олег Пеньковский. Выдвинутые против него обвинения в измене Родине и шпионаже в пользу Великобритании и Соединенных Штатов этот старший офицер, фронтовик и орденоносец признал незамедлительно. Он и вправду был шпионом. Или очень старался казаться им…


Суд по делу Пеньковского, на котором вся подноготная его предательства освещалась самым подробным образом, был одним из немногих показательных (я бы даже сказал – образцово-показательных) процессов постсталинской эпохи. Его заседания не просто транслировались по радио и в телевизионном эфире – их стенограммы впоследствии были опубликованы чуть ли не всей советской прессой и даже изданы отдельной книгой с весьма впечатляющим тиражом. Тем не менее и сама фигура, и реальная деятельность этого человека являются до сегодняшнего дня предметом споров, дискуссий, исследований и расследований. Приходится признать – вполне возможно, что о настоящем Пеньковском мы не знаем ровно ничего…

Шпион без мотива


Не буду здесь пересказывать в подробностях историю Олега Пеньковского во всех ее многочисленных деталях. На данную тему написана целая литература и снято множество фильмов. Что характерно, на Западе его превозносят прямо-таки до небес. Мало того, что сотрудничество с этим полковником там именуют не иначе, как «самым значительным успехом британской и американской разведок в 60-е годы». Пеньковскому присвоен неофициальный титул «шпиона, спасшего мир»! На самом деле, никакого мира он ни разу не спасал, а весь огромный массив переданной (или якобы переданной) им своим куратором информации на поверку оказывается не то, чтоб уж совсем совершеннейшей «пустышкой», но уж точно не теми сведениями, которые тянут на статус «самых-самых». И это – в самом лучшем случае.

Есть серьезнейшие подозрения, что все время своего сотрудничества с СИС (британская Secret Intelligence Service – SIS) и ЦРУ Пеньковский «гнал» в их штаб-квартиры самую что ни на есть отборную «дезу». Впрочем, не будем забегать наперед. Лучше займемся крайне увлекательным делом – изучением тех деталей и моментов, который, хоть убей, никак не укладываются в классическую агитационно-пропагандистскую версию о шпионе-перебежчике. Начнем, как водится, с азов и основ. То есть – с мотива, который мог бы побудить офицера вступить на скользкий и, заметим, предельно опасный путь двурушничества и измены. Итак, покопаемся для начала в прошлом нашего героя. Происхождение? Самое что ни на есть рабоче-крестьянское. В некоторых источниках, правда, встречаются упоминания о некоем «отце, служившем в Белой армии», факт наличия которого Пеньковский якобы «тщательно скрывал», но это сущее баснословие, ничем не подтверждаемое.

Служебный и боевой путь? Вполне достойные. Участие в Финской войне, Освободительном походе в Польшу и, конечно же – в Великой Отечественной. Сталинских «чисток» в РККА Пеньковский избежал по причине того, что в 1937 году был всего лишь курсантом артучилища. Выйдя оттуда, кстати, стал политруком, что, опять-таки начисто отметает домыслы об «отце-беляке». Подобные вещи тогда проверять ой как умели… Впоследствии некоторые авторы позволяли себе писать, что будущий «главный шпион» и не воевал-то толком: Зимнюю войну провел вдали от передовой, в 1941-42 годах «отирался в штабе Московского военного округа», да и в дальнейшем не особо геройствовал. Позвольте не согласиться: да, на фронт в качестве командира полевого подразделения Пеньковский попал в 1943 году, но о том, как он конкретно воевал, свидетельствуют не только его награды: ордена Красного Знамени (два), Красной звезды, Отечественной Войны и даже нечастый орден Александра Невского, а также с десяток медалей (в том числе и За боевые заслуги, к примеру), но и наличие двух нашивок за ранения – как легкое, так и тяжелое. Вполне достойный послужной список.

Да, была дружба с Сергеем Варенцовым – будущим маршалом, главнокомандующим ракетными войсками и артиллерией сухопутных войск Советской армии. Но «списывать» все награды и полученное в 30 лет звание полковника на эту дружбу – основательный перебор. Итак, «идейным врагом» советской власти и своей страны Пеньковский быть не мог ни в коем случае. Идем дальше… К моменту своего «грехопадения» он имел все основания быть довольным жизнью как в плане социального статуса (высокое звание, служба в ГРУ, принадлежность к военной элите), так и в материальном – трехкомнатная квартира в центре Москвы, две очень немаленьких офицерских зарплаты (получал он их по двум местам службы – официальному и в разведке), возможность выезжать за рубеж несмотря на «железный занавес»… Не складывается!

Карьерист, позер, псих?


Западные авторы писаний о Пеньковском в качестве «очевидного мотива» выдвигают «его несогласие с агрессивной политикой СССР, желание разоблачить ее и способствовать делу мира», «спасти человечество от гибели в ядерном конфликте». С этим, господа хорошие – к психиатрам. Вы, помнится, нечто подобное изволили и по поводу Резуна молоть, пока не выяснилось, что вербанули его на банальном компромате – забавах в стиле «голубая луна». Как ни крути, но не было у Пеньковского истинных причин предавать Родину, за которую он честно проливал кровь и от которой имел едва ли не все, о чем мог мечтать среднестатистический советский человек. Да, и извращенцем, в отличие от будущего «писателя», он точно не был – разве что по бабам… Так на это в любой армии мира во все века и времена смотрели снисходительно, чтоб не сказать больше.

Была, правда, в его прошлом, в самом начале карьеры разведчика, достаточно «мутная» история – во время своей первой служебной загранкомандировки в Турцию Пеньковский якобы был зафиксирован сотрудниками КГБ за крайне неприглядным занятием – попытками сбыть на местном базаре кое-какое золотишко. Да еще был ими же замечен в «приставании к иностранцам». Ну так, простите, работа у разведчика такая – к иностранцам «приставать». Как иначе полезные знакомства заведешь и информацию добудешь? Из разведки Пеньковского тогда «попросили» (или просто перевели оттуда), но никоим образом более не ущемили – из армии не поперли, в звании не понизили. Более того – в кадры ГРУ вернули меньше, чем через год! И даже стали двигать по карьерной лестнице дальше. Запомним этот эпизод и пойдем дальше. Надо сказать, что все официально упоминавшиеся в материалах его дела действия «супершпиона», касавшиеся его попыток выйти на контакт со спецслужбами Запада, отдают не просто топорным дилетантизмом самого низкого пошиба, а каким-то прямо-таки школярством.

Приставания в Москве к американским туристам с просьбой «передать в посольство пакет с секретными материалами», подбрасывание таких же подметных писем в окна дипломатических резиденций… Да это просто срам один – для человека, обучавшегося в знаменитой академии ГРУ (и вдобавок в еще парочке не менее престижных), имевшего боевое прошлое и «полевой» опыт резидента, так точно. Однако главным моментом, заставляющим лично меня вслед за классиком отечественного театрального искусства вскричать: «Не верю!», является другой эпизод. Во время своей второй, кажется, по счету, поездки в Лондон, Пеньковский, уже будучи завербован, встречался якобы со своими кураторами как от ЦРУ, так и от СИС. Тогда ему «было предложено звание полковника любой из этих спецслужб», и наш герой, словно манерная барышня, выбирающая наряд на бал, не только примерил оба соответствующих мундира (интересно, кстати, откуда он их взял?), но еще и в них сфотографировался! Вот с этого места – стоп! Приметой всех (без каких-либо исключений) людей, реально относящихся к оперативному составу (не важно, «внутренних органов» или разведки), является патологическая нелюбовь к запечатлению собственного образа. От фото-, видео- и кинокамер они шарахаются, как от чумы. Это вбито – в подсознание, в кровь и костный мозг. Как сказал лично мне один из таких людей: «Сам себя документировать будет только идиот». Фотосессия Пеньковского в мундирах иностранных разведок – это не просто жесточайший «прокол», это гарантированная путевка в камеру смертников! Он этого не осознавал? В таком случае, придется признать правоту тогдашнего главы МИ-6 Дика Уайта, считавшего «супершпиона» неуравновешенным невротиком, или его коллег из США, также имевших сомнения относительно психического здоровья этого человека. Вот только вряд ли все объяснялось столь просто…

Или лучший агент КГБ?


Пожалуй, первым мысль о том, что Пеньковский является никем иным, как хитрейше подсунутой Западу «подсадной уткой» КГБ, высказал заведовавший на тот момент контрразведкой в ЦРУ Джеймс Энглтон. Он криком кричал, требуя от коллег прервать контакты с этим русским, работающим над созданием у США и их союзников «ложного ощущения собственного превосходства в военной сфере», или, как минимум, отволочь его для проверки на ближайший детектор лжи. Те побоялись «спугнуть ценного агента». А ведь Энглтон был кругом прав, как минимум, относительно той оперативной игры, которую в это самое время вела с Западом наша разведка. Не буду опять-таки вдаваться в подробности (это тема для совершенно отдельного разговора), но сводилось все к усилиям убедить Пентагон в том, что советские ракеты абсолютно неспособны поражать шахты их МБР. Поскольку запускаются «на два лаптя правее солнышка», не имея нормальных систем наведения.

В действительности все, конечно же, обстояло совершенно по-другому, но поверившие в эту «лапшу» американцы очень долго не заморачивались нормальной защитой собственных ракетных шахт, которые мы, в случае надобности, могли без проблем «разделать под орех». Вернемся, впрочем, непосредственно к Пеньковскому. Как впоследствии не без удивления и разочарования вынужден был признать известный на Западе исследователь и историограф деятельности спецслужб Филипп Найтли, Пеньковский в конечном итоге «не передал своим кураторам ни клочка информации, которую можно было бы охарактеризовать как имеющую серьезное значение в военно-стратегическом плане». По большей части все, что от него получили СИС и ЦРУ, было, как максимум, подтверждением сведений, добытых по совсем другим каналам и из других источников.


По материалам следствия, «супершпион» за полтора года своей подрывной деятельности умудрился «сплавить» империалистам чуть ли не 5 тысяч секретных документов и передать данные на шесть сотен наших разведчиков за рубежом. Однако вот что интересно – ни до, ни даже после его ареста ни единого «шпионского скандала» со вроде бы «засвеченными» им агентами так и не случилось! Никого не то что за решетку не бросили – из страны пребывания не выдворили. А что до «секретных сведений»… По большей части это были материалы из «закрытых» ведомственных изданий типа «Военный вестник», взятых им в спецбиблиотеке. Тоже мне военная тайна! Да, Пеньковский переправлял в Британию и США фотокопии материалов Государственного комитета по координации научно-исследовательских работ при Совете Министров СССР. Но вот снова неувязка – касались они в основном командировочных отчетов сотрудников этой организации об их зарубежных поездках. То есть, по сути, Западу передавалась информация… о его же собственных достижениях! Что касается роли Пеньковского в Карибском кризисе, который он, по утверждениям некоторых «умников», то ли пытался предотвратить, то ли, напротив – спровоцировал, предупредив руководство США о переброске советских ракет на Кубу, то сто раз уже доказано: даже если предположить, что работал Пеньковский на ЦРУ истово и со всем тщанием, то именно в этот период он уже находился под столь плотным «колпаком» КГБ, что никаких сведений передать на Запад уже не мог. Да и не был он никоим образом допущен к данным по сверхсекретной операции «Анадырь», о которой и в Кремле-то знали далеко не все…

Хотите еще несуразиц и странностей? Сколько угодно! Родственники «самого главного изменника Родины» хрущевских времен не претерпели, вопреки тогдашним обычаям, ни малейших притеснений. Самое интересное – дочь Пеньковского (под другой фамилией, правда) впоследствии преспокойно служила… в Комитете государственной безопасности! Одно это заставляет крепко задуматься над тем, кем же был ее отец на самом деле. Многие (и я в том числе) склонны считать, что, как минимум, после своей не слишком удачной командировки в Турцию, а скорее всего – уже до ее начала, полковник Пеньковский участвовал в масштабнейшей операции чекистов по внедрению в западные спецслужбы источника дезинформации и вскрытию их агентурной сети в СССР. Операции, завершившейся полнейшим успехом. Кстати, его арест в самый разгар все того же Карибского кризиса – тоже, скорее всего, был частью психологического давления на Вашингтон, частью «большой игры».

Позвольте, скажете вы, но ведь Пеньковского расстреляли?! Какие уж тут игры? Да, по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР Олег Пеньковский был казнен. Приговор, кстати, по словам очевидцев, стал для него полнейшей неожиданностью, буквально громом с ясного неба. Он явно ожидал другого. Впрочем, насчет смерти Пеньковского тоже, знаете ли, имеются версии… Нет, я не об измышлениях все того же, не к ночи будь помянутого Резуна, согласно которому экс-сотрудника ГРУ «живым в печи крематория спалили». Этого брехуна с его бреднями всерьез воспринимать точно не стоит. Но вот относительно предположений о том, что игра была доведена до конца и Пеньковский под другим именем и с измененной внешностью продолжил свой жизненный путь (далеко не факт, что в СССР)… Подтверждений им нет, но и полностью исключать такой вариант я не стал бы.

Впрочем, Пеньковский и вправду мог принять смерть даже будучи тщательно законспирированным агентом госбезопасности – процесс над ним стал частью последней схватки между сторонниками Хрущева (крайне на тот момент немногочисленными) и его противниками, жаждавшими поскорее убрать Кукурузника от «руля». К первым относился и руководитель ГРУ Иван Серов, после этой истории лишившийся должности, звания, партбилета и впавший в полную опалу, бывший одним из «силовых» столпов хрущевской власти. А в самом скором времени настал черед и самого Никиты Сергеевича. Впрочем, это, опять-таки, совершенно другая история.

Что касается Олега Пеньковского, абсолютное большинство материалов по которому засекречены по сей день, то правда, когда придет время ее узнать, может оказаться весьма неожиданной.
3 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Петр Владимирович (Петр) 24 октября 2020 16:55
    +1
    Селфи в иностранном мундире напротив зеркала с Зенитом в руках? Нормально...
  2. дилетант Офлайн дилетант
    дилетант (Виктор) 25 октября 2020 08:14
    +1
    схватки между сторонниками Хрущева (крайне на тот момент немногочисленными) и его противниками, жаждавшими поскорее убрать Кукурузника от «руля». К первым относился и руководитель ГРУ Иван Серов, после этой истории лишившийся должности, звания, партбилета и впавший в полную опалу, бывший одним из «силовых» столпов хрущевской власти.

    Автор смешал в кучу "кони, люди и т.д." И.Серов до руководства ГРУ был основателем и первым председателем КГБ и был фактически понижен Хрущевым до руководителя ГРУ. Надеюсь никто не станет отрицать, что должность председателя КГБ по влиянию на все в СССР несоизмерима с "весом" начальника ГРУ. Кстати кроме Серова был репрессирован и маршал артиллерии Варенцов. Подробно о деле П. описано в недавно опубликованных "дневниках И.Серова?"
  3. Сергей Латышев (Серж) 28 октября 2020 09:18
    0
    В любом случае, некрасивая история во власти.