Ядерный «ятаган», занесенный над Россией: милитаризация Турции идет полным ходом


Тема претензий Анкары на овладение атомным оружием будоражит умы все чаще. Причиной тому являются как вполне однозначные высказывания самого Реджепа Эрдогана на эту тему, так и конкретные действия, предпринимаемые турецкой стороной в данном направлении. Не так давно в отечественных СМИ и экспертной среде в очередной раз обсуждались как реалистичность претензий потомков янычар на получение самого смертоносного в мире оружия, так и их потенциальная опасность.


Абсолютное большинство участников дискуссии пришли к выводу: ситуация достаточно тревожная, однако ничего у турок не выйдет. По крайней мере – в ближайшем обозримом будущем. Очень возможно, что с подобными оптимистичными выводами поторопились.

Могут или не могут, но хотят однозначно


Основания к тому, чтобы беспокоиться относительно атомных планов Турции, дают, в частности, слова ее президента о том, что для него является «неприемлемым» положение, при котором Анкаре запрещено владение подобным оружием (договор о его нераспространении она подписала в 1980 году). Особенно в то время, когда у нее в соседях имеется тот же Израиль, однозначно имеющий ядерные боеприпасы в своих арсеналах. Пламенная речь Эрдогана на эту тему, произнесенная им в Сивасе в сентябре прошлого года, говорит о многом. Это – четкая и однозначная позиция, и если она высказывается столь громогласно, то неспроста. В начале нынешнего года вернуться к данной теме заставила информация о прошедшей в рамках программы HLMDG (военный диалог на высшем уровне) встрече представителей турецких и пакистанских вооруженных сил.

На этот саммит и вправду собрались чины не низкого ранга – делегацию Анкары возглавлял заместитель начальника Генштаба генерал Сельджук Байрактароглу, а пакистанскую – госсекретарь по вопросам обороны генерал Миан Мухаммад Хилал Хуссайн. По имеющимся данным, одним из приоритетных вопросов ведущихся сейчас между представителями генералитета двух стран переговоров является вопрос о передаче Пакистаном Турции как раз именно технологий и компонентов, необходимых для создания ядерного оружия. Такую возможность Эроган якобы обсуждал лично с начальником штаба сухопутных войск Пакистана Камаром Джаведом Баджвой. Справедливости ради стоит отметить, что озвучиваются такие версии в основном представителями весьма недружественной Исламабаду Индии, но дыма, как известно, без огня не бывает. Неоосманские амбиции Анкары и ее правителя видны уже, что называется, невооруженным глазом. К тому же их реализация давно вышла за рамки пропаганды и политики. Буквально в последнее время она вылилась в реальную военную экспансию Турции в целом ряде регионов мира.

Тем не менее большинство экспертов склонны считать, что даже при наличии самого горячего желания ядерного оружия турецким милитаристам не видать категорически. Аргументы их достаточно легко можно свести к трем основным группам: «не смогут», «не дадут» и «не нужно». Что ж, рассмотрим их все и по порядку. Тем, кто свято уверен, что Анкара «не обладает достаточным потенциалом для создания ядерного оружия – научным, кадровым, техническим, производственным и, в конце концов, финансовым», хотелось бы напомнить о некоторых не вписывающихся в данную концепцию вещах. Прежде всего, по данным турецкого Минэнерго, страна обладает собственным запасом урановой руды в не менее, чем десяток тысяч тонн. Плюс ториевые руды в гораздо большем количестве. И, между прочим, американцев, обладавших правами на разработку соответствующих месторождений, оттуда попросили еще в 2018 году. Атомная электростанция «Аккую» строится – в содружестве с «Росатомом», кстати.

Первый турецкий атомный реактор начал работать в исследовательском центре Чекмедже в 1958 году. С той поры подобных центров прибавилось – известно, как минимум, об одном в Стамбуле и парочке в Анкаре. Так что исследовательская база там как раз имеется. Что до кадрового потенциала, то специалисты соответствующего профиля готовятся, в частности в нашем МИФИ. Надо полагать, будущие физики-ядерщики для Анкары обучались и обучаются и в других странах. Есть еще вопрос по средствам доставки. Кое-кто берется утверждать, что не имея достаточно «дальнобойных» баллистических ракет Анкаре с ядерными боезарядами и заводиться не стоит. Утверждение достаточно спорное, однако давайте будем объективными – у турок пока нет таких ракет. И «пока» тут ключевое слово. Для того чтобы понять, на что способен их ВПК, а также ответить на утверждения об «отсутствии средств на атомную программу», надо ознакомиться с кое-какими свежими цифрами.

Милитаризация полным ходом


Все тот же Реджеп Эрдоган буквально на днях заявил о том, что за последнюю пятилетку его страна увеличила финансирование военных проектов в 11 раз! Вдумайтесь в эту цифру. По словам турецкого президента, запустив в сфере ВПК на протяжении пятилетнего срока примерно 350 новых проектов, Анкара вложила в них не 5.5 миллиардов долларов, как планировалось изначально, а порядка 60 миллиардов! Нет денег?! Более того, в соответствии с планами, озвученными, опять-таки, совсем недавно главой Управления оборонной промышленности Турции Исмаилом Демиром, к 2023 году его ведомство твердо намерено довести до 10 миллиардов долларов в год объемы собственного экспорта вооружений и военной техники. При этом высокопоставленный чиновник подчеркнул, что на первом месте для возглавляемой им структуры и вообще для страны сегодня стоит вопрос полного, по возможности, импортозамещения во всех военных проектах. По его словам, с 2002 года «ведется активная работа по устранению зависимости оборонного сектора от импортных комплектующих», которая «должна быть устранена полностью». Впечатляющие показатели роста турецкого ВПК свидетельствуют о его потенциале.

Скорее всего, если Анкара задастся целью создать свои баллистические ракеты, она их создаст. Тут, кстати говоря, не стоит забывать о резко усилившемся ее сотрудничестве в военно-технической области с Киевом. Где там за последнее время «всплывали» украинские ракетные технологии? В КНДР, если не ошибаюсь? Ну, Эрдогану их получить будет всяко намного легче, чем Ким Чен Ыну. Что у нас еще остается по аргументам? «Не дадут?!» Ну, да, как же – ведь Турция является членом НАТО, стремится в Евросоюз и уж точно не захочет портить с ними отношения, нарушая ДНЯО и создавая ядерное оружие... Для того чтобы оценить степень обоснованности таких утверждений, предлагаю обратиться к весьма интересному интервью, которое не так давно дал изданию Ahval бывший посол Евросоюза в Анкаре Марк Пьерини.

Этот дипломат убежден: Анкара «выпала из оборонной архитектуры НАТО много лет назад» и «окончательно отказалась от нее с покупкой российских С-400». Пьерини четко дает понять – до тех пор, пока у власти в Турции находится Эрдоган, в прошлом году честивший Макрона «слабоумным», речь не может идти не то что о реализации заявки этой страны на членство в ЕС, а о сколько-нибудь существенной нормализации отношений с ней. По сути дела, для Европы и НАТО Анкара сегодня – «отрезанный ломоть» из-за своей «совершенно автократической системы правления» и агрессивного внешнеполитического курса. Думаете, Эрдоган этого не осознает? То, насколько этот лидер подвержен душевным терзаниям и сомнениям в связи с извергаемой на него критикой, угрозами и даже вполне реальными санкциями, прекрасно демонстрирует история с приобретением наших ЗРК «Триумф». Никакое давление Вашингтона не сдвинуло упертого турка с занятой им позиции ни на йоту. Понятно, что ядерная программа – это не «неправильные» средства ПВО. Тут реакция будет в разы более резкой и более дружной. И это в Анкаре тоже понимают отлично.

Если все-таки поверить в то, что тамошние ядерные амбиции более, чем реальны, то куда яснее становится причина покупки С-400, над которой, помнится, многие потешались. Ведь были разговоры о том, что таким образом Эрдоган «выбрасывает деньги на ветер, дабы потешить самолюбие и повысить статус в регионе»? Позволю себе предположить, что наши ЗРК должны стать щитом против ВВС ЦАХАЛ, которые не замедлят наведаться в Турцию с далеко не дружественным визитом, едва ее атомная программа станет реальностью. Так было с Ираном, вот Анкара и страхуется. Следует понимать, что там, скорее всего, намереваются обзавестись «ядерным ятаганом» из расчета на то, что в самом скором времени вся система мировой безопасности и сдерживания в области вооружений, уже сейчас держащаяся на честном слове, окончательно и бесповоротно обрушится полностью.

Эрдоган и его последователи готовятся действовать в мире, где больше не будет никаких договоров, что-либо запрещающих, а на ООН и МАГАТЭ перестанут обращать внимание даже из чистого приличия. Именно в этом мире они намерены возводить то ли новую Оттоманскую порту, то ли Великий Туран. И тут уж без ядерного оружия (и при это совершенно необязательно, что им должны быть оснащены бьющие на тысячи километров баллистические ракеты), не обойтись никак. Это к вопросу о том, что «у Турции нет военно-стратегических задач, которые необходимо решать с применением ядерного оружия». К тому же, Эрдоган – никак не Каддафи и не Хусейн. Если уж у него появится бомба, он не отдаст ее Западу в обмен ни на какие обещания – даже золотых гор.

Против кого будет направлено Анкарой ядерное оружие, если оно все-таки у нее будет? Ну, тут даже гадать нечего. Уж точно не против курдских повстанческих формирований... Россия является извечным главным геополитическим противником Турции, главным препятствием к установлению ее абсолютного господства, как минимум, в прилегающих регионах. Понятно, что свой ядерный потенциал турки не доведут до размеров и качественных показателей, хотя бы отдаленно сопоставимых с нашими хоть за сотню лет. И тем не менее... Сегодня они прекрасно знают, что один удар русских ракет способен пустить ко дну весь их действительно неплохой военный флот. Но что будет, если в кризисной ситуации ответом на такое предостережение станет угроза взрыва ядерного фугаса где-нибудь в Севастополе? Или в Ростовской области (не забываем об украинско-турецкой дружбе)?

Наиболее реалистичными являются, на мой взгляд, слова Якова Кедми, предсказавшего, что Анкара непременно обзаведется атомным оружием в ближайшие 10 или 20 лет. По другим прогнозам, делавшимся еще ранее, такое может произойти уже в 2023 году. Так или иначе, но появления «ядерного ятагана» в руках новых янычар Россия не должна допустить ни в коем случае.