«Свободная охота»: как российские пилоты открывали «сафари» в Сирии

Российский майор Евгений Сеелев, являющийся командиром авиационного звена, несущего службу в Сирии, рассказал газете «Красная звезда» о том, как служат вертолетчики в одной из самых горячих точек мира.


Сеелев – профессионал высокого класса. Он уже пять раз ездил в командировку на Ближний Восток и провел там суммарно около года. На его счету – более двухсот боевых вылетов. Он представлен к государственной награде. Задачи, которые выполняет он и другие российские вертолетчики, разнообразны. Это и охрана российской авиабазы Хмеймим, и прикрытие вылетающих с нее самолетов, а также вертолетов спасательной службы, и сопровождение армейских колонн, и доставка армии необходимых грузов. Ну и, конечно, непосредственные операции по уничтожению незаконных вооруженных формирований.



Террористы делают все возможное, чтобы осуществлять атаки на авиабазу Хмеймим. Часто используют беспилотники, оснащенные гранатами. Однажды глава министерства обороны России Сергей Шойгу сравнил интенсивность сирийской операции с «Формулой-1». С одним лишь отличием – на «Формуле-1» никто не стреляет.

Говоря о том, как воюют бандформирования сирийской «оппозиции», майор подчеркнул, что они очень хорошо вооружены и натренированы. Часто действуют хитростью, пытаясь сбить с толку бойцов Сирийской арабской армии. Используют особые методы маскировки, передвигаются малоизвестными путями. Например, однажды грузовой автомобиль, в котором были террористы, был измазан смесью глины и песка и, таким образом, сливался с окружающей местностью.

Но далеко не всегда тактика противника срабатывает. Вот лишь один из эпизодов: группа исламистов обстреляла блокпост сирийской армии, после чего пыталась скрыться от преследования, двигаясь по руслу пересохшей реки. Но оторваться от российской авиации этой банде не удалось.


По словам Сеелева, чаще всего в сирийском небе идет так называемая «свободная охота». Российские летчики обнаруживают позиции террористов, согласуют удары со штабом и после этого приступают к активным действиям по уничтожению противника. Благодаря такой тактике удалось ликвидировать немалое количество террористов. В результате чего последним приходится передвигаться, в основном, в темное время суток. Но даже с наступлением темноты боевикам не приходится расслабляться: системы ночного видения у россиян работают хорошо. Когда-то военнослужащим Советского Союза в Афганистане приходилось лишь мечтать о подобной технике.

Военнослужащий поведал, что с Ми-28 можно обнаружить машину террористов с расстояния 15-километрового расстояния, а с Ми-35 – с шести-семи километров. Среди боевиков и их натовских покровителей вертолет Ми-28 заслужил звание «Разрушитель» (Havoc). Он оснащен мощным бортовым вооружением, благодаря которому можно поражать цели почти всех видов. Сеелев предпочитает именно эту машину, поскольку у нее высокая мощность и хорошая маневренность. Кроме того, кабина данного вертолета весьма эргономична: экипажу в ней удобно, а это – тоже весьма важный фактор.


Большие трудности у россиян в Сирии вызывает климат этой страны. И работа авиации, даже самой современной, зачастую зависит от погоды, да и людям, непривычным к таким климатическим условиям, нелегко приспособиться. Так, особую сложность летчикам создают облачность в горах и грозы.

Вдоль моря проходит горный хребет высотой 1200–1500 метров. Взлетаешь – нет облаков, перелетаешь через хребет на равнину – облачно. Но самое опасное – грозы. Их с земли предугадать зачастую невозможно. Лучше возвратиться, но приходилось и перелетать грозовые участки... В грозу опасны восходящие и нисходящие потоки, мощная кучевая облачность

– поделился своими впечатлениями наш герой, которому удалось застать все времена года в Сирии.

Летом там царит такая жара, что даже в тени температура превышает 50 градусов. А на солнце вертолет становится столь горячим, что на его корпусе можно жарить яичницу. И вертолетом в жару управлять трудно, особенно – если он полностью укомплектован. Зимой, конечно, прохладнее, но зато погода нестабильна – перепады температуры, туманы, сильные ветры, песчаные бури. Однажды у российских военных в умывальниках замерзла вода.

Нашим военным в Сирии порой приходилось жить по-спартански. Война есть война

– сказал он, добавив, что каждый раз, отправляясь в полет, летчику приходится брать с собой пистолет, автомат, боеприпасы, аварийную радиостанцию и гранату.

Находиться в воздухе приходится порой по шесть часов. Террористы стреляют по вертолетам из крупнокалиберных пулеметов и зениток. Особо «горячо» было в боях за Пальмиру весной 2016 года, а также при освобождении Акербата летом и осенью 2017 года.

Сеелев закончил Сызранское высшее военное авиационное училище. Первым местом его службы стала Мурманская область, где он летал три года. Затем он служил в Ленинградской области. В Сирию первый раз отправился в 2016 году. Одна из командировок оказалась короче, чем обычно – 36 суток (она совпала с сокращением российской группировки). Когда он приехал домой раньше времени, это доставило большую радость жене и троим детям майора. Однако он говорит, что в любой момент готов к новой командировке, так как приказы не обсуждаются. Ему даже в голову не приходит, чтобы отказаться или попросить заменить кем-нибудь другим.
Автор: Елена Громова
Использованы фотографии: www.depositphotos.com

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора публикации

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Ctrl Enter
Читайте также
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти