Эсминец ВМС США Porter – корабль, к счастью, не изменивший ход истории


По количеству разнообразных «неписаных правил», поверий и примет, включающих в себя, в том числе, немало запретов и «табу», кажущихся посторонним людям дичайшими предрассудками, моряки могут поспорить разве что с летчиками. Ну, что поделаешь – для людей, с давних пор привыкших вверять свою судьбу обстоятельствам, в которых огромную роль играет великое множество случаев и случайностей, подобное отношение к некоторым жизненным аспектам, пожалуй, закономерно. Да и не такими уж и «надуманными» оказываются иногда на поверку некоторые их «предрассудки»...


Взять хотя бы твердую убежденность морских волков в том, что имя, данное кораблю при спуске на воду, может превратиться в истинное проклятие и для него самого, и для его экипажа. Да, да – то самое «как вы яхту назовете, так она и поплывет», которое моряки воспринимают вовсе не на уровне детской мультяшной песенки, а на самом полном серьезе. Что-то в этом однозначно есть – сомневающимся рекомендую поинтересоваться судьбой отечественных кораблей, имевших несчастье быть названными в честь адмирала Нахимова. Причем не только в военном, но и в гражданском флоте. Впрочем, сегодня у нас пойдет речь о кораблях американских – вернее, об одном из них, едва не переиначившем всю историю Второй мировой войны и ХХ столетия. И очень хорошо, что не переиначившем...

Эсминцы «Портер» – совсем не славная «династия»


Признаюсь честно – эта статья родилась, можно сказать, почти случайно. Просто интересуясь «славным боевым путем» ныне находящегося у всех на устах эсминца УРО ВМС США USS Porter (DDG-78), в последнее время нагло мозолящего глаза ракетчикам нашей береговой обороны и вообще демонстративно шляющегося по Черному морю с явно провокационными целями, я решил выяснить – а не было ли у этого корабля, так сказать, одноименного «предшественника»? Как оказалось – был! Да еще какой. Можно сказать, всем предшественникам предшественник. Эскадренный миноносец USS William D. Porter (DD-579) намертво впечатан в историю американского военного флота в качестве самого «невезучего», проблемного и нелепого корабля чуть ли не за все время существования «звездно-полосатых» ВМС.

Сразу оговорюсь – упоминаемые мной эсминцы относятся к разным типам судов (нынешний принадлежит к серии «Арли Бёрк», а «исторический» – к представителям семейства «Флетчер»), да и названы они в честь разных Портеров. Современных – Дэвида Диксона, а бороздивший моря и океаны в годы Второй мировой – Уильяма Дэвида. Приходились эти Портеры друг другу родными братьями и, если верить всезнающей Википедии, «внесли выдающийся вклад в становление и развитие военного флота США». Это – что касается различий. А вот по поводу сходства... Тут аж жуть берет. Очень похоже на то, что Портер-«младшенький» сполна унаследовал от своего «однофамильца» бесподобную способность не просто влетать в неприятности, а попадать в ситуации, когда, что называется, на волоске повисают судьбы всего мира. Впрочем, не будем забегать наперед, и, прежде чем проводить параллели, ознакомимся подробно с историей невероятных приключений эскадренного миноносца USS William D. Porter. Право же, она того стоит.

Построен этот корабль был в годы Второй мировой, можно сказать, самыми «стахановскими» темпами: заложили в мае 1942 года, в сентябре спустили на воду, а в июле 1943 года уже и полноценно ввели в эксплуатацию. Начало службы «новобранца» никакими особенными событиями не ознаменовалось – обычная флотская рутина, учения и боевое слаживание. Возможно, именно в силу того, что экипаж «Портера» просто не успел продемонстрировать командованию свои совершенно феноменальные способности, этому кораблю была доверена сверхважная и совершенно секретная миссия буквально через четыре месяца после того, как он «встал в строй». Надо полагать, что господа адмиралы пожалели об этом немедленно после того, как эсминец приступил к выполнению поставленной задачи – выход «Портера» из места дислокации, порта Норфолк, был воистину эпичным. Подумаешь, не подняли до конца якорь перед тем, как врубить «полный вперед»...

Правда в результате такого своеобразного маневра якорная цепь торопыг косой прошлась по палубе и надстройкам на беду свою оказавшегося рядом такого же точно эсминца, сметая оттуда шлюпки, леера, спасплоты и все прочее оборудование, подвернувшееся по пути. Размах разрушений был не критичным, но и не мелким. Однако спешившему в открытое море «Портеру» преграждать путь для устройства «разборок» никто не стал. Самое милое, что с уходящего в закат корабля с ужасом разглядывавшим учиненный на их судне разгром коллегам просигналили что-то вроде: «Простите! Ошибочка вышла...» Ага: «Я больше не буду!» – «А больше и не надо!» Впрочем, экипажу «Портера» давать подобное опрометчивое обещание явно не следовало. Как показали последующие события – будут! И так будут, что мало никому не покажется.

Убить президента? Да запросто!


Тут самое время вспомнить о том, что же за архиважная миссия была доверена USS William D. Porter. Была она и вправду исторической – линкор Iowa на соединение, с которым шел эсминец, нес на своем борту президента США Франклина Делано Рузвельта, направлявшегося через Алжир и Египет в Тегеран, к месту первой встречи «Большой тройки», которой предстояло решить судьбу как Второй мировой войны, так и вопросы последующего мирового устройства. Корабли для этой, воистину неординарной миссии, судя по всему, подбирались по принципу: «чем новее, тем лучше». Делалось это в силу того, что конвою из линейного корабля и трех эскадренных миноносцев предстояло пересечь всю Атлантику и не стать при этом жертвами подводных охотников из Кригсмарине. Скорость и способность следовать к пункту назначения без остановок на ремонт ставились во главу угла. К примеру, линкор, ставший временной резиденцией не только для главы Белого дома, но и для множества высших военных и флотских чинов, вступил в строй всего за несколько месяцев до этого похода. Однако и он, и еще два эсминца укомплектованы были, судя по всему, более-менее опытными моряками. А вот экипаж «Портера», похоже, набирали даже не из портового сброда, а из числа пациентов ближайшей клиники для умалишенных.

Казалось бы, после инцидента в Норфолке капитан должен был отдать команду по сто раз перепроверить все корабельное оборудование и вооружение, а дежурные смены гонять, что называется, до седьмого пота. Куда там! Эта гоп-компания показала, на что способна буквально в первый же день похода – 13 ноября 1943 года. Средь бела дня по ходу следования конвоя вдруг поднялся с грохотом «султан» белоснежной пены, сигнализирующий о мощном подводном взрыве. Немедленно была объявлена общая тревога, корабли принялись выполнять противолодочные маневры, а затем и сбрасывать глубинные бомбы, надеясь «прищучить» подкравшуюся незаметно немецкую субмарину.

Да какие там немцы! Как оказалось, причиной ЧП послужило то, что волна смыла за борт «Портера» не закрепленную как положено глубинную бомбу. Да еще и находившуюся при этом, вопреки инструкциям и здравому смыслу, на боевом взводе. Грохнуло так знатно, что поднятым взрывом потоком воды захлестнуло один из паровых котлов самого незадачливого эсминца. Отстав из конвоя, экипаж «Портера» занялся срочным восстановлением нормального хода. Неизвестно, какие уж теплые и проникновенные слова нашел для своих мотористов и механиков капитан, но «Айову» «Портер» догнал довольно быстро. Вот только лучше б он этого не делал. На следующий же день присутствовавшие на линкоре флотские начальники решили поразвлечь президента проведением, так сказать, экспресс-маневров. Ну, ладно – демонстрация действий сил ПВО, во время которой зенитные орудия били по выпущенным в качестве учебных целей воздушным шарам – это было еще куда не шло. Но вот имитация торпедной атаки, при которой роль объекта атаки играла как раз «Айова»...

В принципе, ничего страшного произойти было не должно – выпускать смертоносные торпеды никто и в мыслях не имел. Для подстраховки на время подобных учений из торпедных аппаратов попросту вынимались вышибные заряды, отправляющие снаряд в цель. Делов-то. Однако все почему-то забыли, что среди участников действа находится беспримерный эсминец «Портер». Ну, вы, наверное, уже догадались. Тамошний торпедист почему-то не убрал заряд из одного аппарата. Забыл, наверное. Самое ужасное заключалось в том, что конвой изначально шел в условиях полнейшего радиомолчания. Капитан «Портера», леденея, смотрел, как самая настоящая боевая торпеда несется к борту линкора, на палубе которого со счастливой улыбкой играющего в войну мальчишки сидит в инвалидном кресле президент США...

«Самый невезучий корабль» или самый безалаберный экипаж?


Между прочим, согласно воспоминаниям современников, Рузвельт во время всего инцидента проявил невероятные самообладание и мужество – даже в те минуты, когда о летящей в борт «Айовы» смерти стало известно всем. Отчаявшись донести информацию с помощью световых и флажковых сигналов (тем более, что перепугавшийся до ступора сигнальщик семафорил черт-те что), капитан «Портера» плюнул на все приказы и вышел в эфир, вопя: «Лев, отверните вправо! Лев, торпеда в воде!» К счастью, у рулей линкора стояли профи, которым удалось выполнить необходимый маневр буквально в последние мгновения. Торпеда рванула в трех сотнях метров от «Айовы», охрана едва успела подхватить президента, чуть не вылетевшего из кресла. Впоследствии, когда военный суд «вкатает» за беспрецедентную халатность идиоту-торпедисту Доусону полновесные 14 лет на каторге, помилует недоумка лично Рузвельт. Истинно великие люди проявляют величие, прежде всего, в милосердии... Однако это будет потом.

В первые минуты после инцидента шансы отправиться на дно морское были высоки для всего экипажа «Портера». А что вы хотите? Война все-таки – и торпедная атака на корабль с президентом. Можно только предположить, какие молитвы шептали матросы эсминца, видя, как линкор разворачивает в его сторону все до единой батареи своих монструозных орудий. Однако обошлось. Пронесло и впоследствии – когда весь экипаж «Портера», немедля изгнанного из конвоя и отправленного домой для разбирательства, был взят под стражу на Бермудах и подвергнут строжайшему дознанию. Как говорится, «не стоит искать злой умысел там, где все объясняется обычным раздолбайством». Правда, этот подход, на мой взгляд, не объясняет, почему капитан «Портера» Уилфред А. Уолтер не был подвергнут вообще никакому взысканию. И с должности не поперли, что характерно!

Правда, при этом сумевший в кратчайший срок заработать самую дурную славу эсминец отправили куда подальше. То есть – на Тихий океан, где в тот момент шли жаркие бои с японцами. Да он там был и нужнее. Воевал «Портер» и его экипаж вроде бы вполне достойно, но в своем «фирменном стиле». Так, во время боев за Окинаву его зенитчики сбили пять японских самолетов и ... три американских. Вдобавок, несколько ранее эти же «снайперы» умудрились вместо вражеских бомбардировщиков врезать по эсминцу Luce, изрядно повредив его надстройки. По всей видимости, моряки эсминца были самыми горячими приверженцами принципа «Бей своих, чтоб чужие боялись!» Ну, и совсем уже вопиющий случай произошел прямо на месте стоянки «Портера», военной базе, расположенной на одном из Алеутских островов. Один из матросиков явился на борт из увольнительной в таком безобразно пьяном состоянии, что решил отметить это выдающееся событие выстрелом из орудия главного калибра. И выстрелили! Снаряд немалого калибра (127 мм) при этом угодил не абы куда, а прямехонько во двор коменданта базы, где в тот момент как раз проходила многолюдная вечеринка. Каким образом обошлось без жертв – совершеннейшая загадка.

После этого все разговоры о том, что «Портер» был «самым невезучим кораблем ВМС США всех времен» звучат, согласитесь, не слишком уместно. Какое ж тут невезение?! Сплошные разгильдяйство, отсутствие дисциплины и отвратительная выучка личного состава. Единственное, что можно сказать в защиту USS William D. Porter, это то, что погиб он все-таки в бою. Правда, тоже как-то нелепо. Пораженный множество раз корабельными зенитчиками, бомбардировщик-камикадзе Aichi D3A в воду, конечно, рухнул. Но так «удачно», что и топливные баки, и бомбы его рванули в аккурат под днищем эсминца. Затонул корабль очень быстро. Правда, никто из экипажа в этой катастрофе не погиб.

Сегодня сложно сказать, какие последствия могли бы наступить, достигни торпеда с «Портера» борта «Айовы» и приведи эта атака к гибели Рузвельта. Тегеранская встреча могла бы вообще не состояться. Или иметь совершенно иные последствия – не будем забывать, что окончательное решение об открытии «Второго фронта» упертый Черчилль принял как раз под давлением американского президента. Да и вообще из двух партнеров по «Большой тройке» он был для Советского Союза, пожалуй, более приемлемым, чем британский премьер. Впрочем, все это – лишь отвлеченные моменты. Отношение истории к сослагательному наклонению всем известно.

Беспокоит другое – нынешний USS Porter слишком уж смахивает кое в чем на «тезку». Как минимум, одно нелепое столкновение (с японским нефтяным танкером Otowasan), случившееся в 2012 году в Персидском заливе, на его счету уже имеется. А что до обстрела Сирии «Томагавками», осуществлявшегося 7 апреля 2017 года как раз с этого корабля, то оно тоже вполне могло изменить историю – попади ракета-другая из шести десятков запущенных по территории наших военных объектов. К счастью, отстрелялся Porter с присущей ему «меткостью», отправив большую половину «Томагавков» неведомо куда. Однако нахождение этого далеко не славного корабля с явно просматривающейся «дурной наследственностью» у наших рубежей и вблизи Крыма как-то, знаете, напрягает. Убрали бы от греха подальше – а то ведь добром это все не закончится.
Объявление
Мы открыты к сотрудничеству с авторами в новостной и аналитический отделы. Обязательным условием является умение быстро анализировать текст и проверять факты, писать сжато и интересно на политические и экономические темы. Предлагаем гибкий график работы и регулярные выплаты. Отклики с примерами работ просьба направлять на olga.hr@vo-media.ru
3 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. Какие мерзкие трубы у этого S-минца! На дровах ездит, что ли?
    1. Игорь Berg Офлайн Игорь Berg
      Игорь Berg (Игорь Berg) 15 ноября 2021 18:32
      -4
      Главное, что не дымел, как Кузя tongue
  2. сталевар Офлайн сталевар
    сталевар 15 ноября 2021 20:47
    -4
    твердую убежденность морских волков в том, что имя, данное кораблю при спуске на воду, может превратиться в истинное проклятие и для него самого, и для его экипажа

    Согласен. Такие приметы проверены кровью.

    Убрали бы от греха подальше – а то ведь добром это все не закончится.

    Если бы у наших правителей была политическая воля, а не одна озабоченность, его бы может и вообще в Чёрном море не было.