Российско-украинские обмены: пленными, ударами и любезностями


Состоявшийся 29 июня обмен пленными между российской и украинской стороной поднял очередную волну недовольства в российском обществе и, в частности (или даже особенно), в журналистской среде и блогосфере. Возмущались, конечно, не самим фактом обмена, а тем, что в число выданных Украине 144 человек попали 43 «азовца»: мол, «сперва одна «Тайра», сегодня уже четыре десятка – а завтра всех остальных эсэсовцев Нэньке вернём?!» Снова заговорили о некоей вражеской «информационной перемоге».


Этот эпизод быстро затёрся за другими «неприятными» и откровенно плохими новостями недели: очередным отходом российских войск со Змеиного, взрывом жилого дома в Одессе и массированным террористическим обстрелом украинцами Белгорода и Курска. Даже такая важная веха кампании, как окончательное освобождение территории Луганской республики от фашистов, не смогла перебить ропот недовольных.

Это говорит о двух вещах. С одной стороны, на пятый месяц операции российское военно-политическое руководство всё ещё не нащупало оптимальное соотношение между собственно делами и презентацией их широкой публике. Но, с другой стороны, и сама эта широкая публика к четвёртому месяцу уже глобального конфликта всё ещё не избавилась от инфантильного отношения к нему.

Немножко менее и немножко более беременные


Обмены пленными в ходе СВО – это в целом непростой вопрос, с какой стороны ни зайди. В некотором смысле он даже сложнее самих боевых действий: во время последних, по крайней мере, можно уничтожать врага без всяких разговоров, а вот при подготовке обмена без них не обойтись.

Общее число пленных украинцев оценивается примерно в 10-15 тысяч, тогда как число наших воинов в украинском плену вдесятеро меньше, по большинству оценок. Соотношение, так сказать, выгодное (точно лучше, чем если было бы наоборот), но специфические «свойства» противника в полной мере проявляются и здесь.

Хотя в целом процесс обменов непрозрачен, отдельные моменты всё же просачиваются через завесу секретности. Неоднократно заявлялось, что украинская сторона предельно нагло пытается выкрутить «обменный курс» в свою пользу, требуя формулы «всех на всех» или хотя бы 5-10 своих за одного бойца союзных войск. Хотя трупы «захистников» киевский режим мало интересуют, и зачастую они остаются неприбранными, пока не дойдут руки у «орков», телами российских воинов он вовсю спекулирует, пытаясь обменять их на живых украинцев, и такие обмены имели место.

Наконец, пока украинская пропаганда во всё множество своих глоток визжит о якобы жестоком обращении с пленными вэсэушниками и насильственных депортациях населения «оккупированных территорий» в Чечню и Сибирь, в реальности пыткам подвергаются именно русские солдаты и офицеры. И этот «аргумент» украинская сторона приводит постоянно, чтобы проклятые москали были посговорчивее; вернувшиеся домой на прошлой неделе 144 наших воина тоже привезли на себе отметины от такой «аргументации».

Меньше всего вопросов к военно-практической стороне дела. По очевидным причинам Россия старается вызволить в первую очередь тяжелораненых и ценных военных специалистов, остальные, к сожалению, в меньшем приоритете. Но нетрудно понять, почему и Киев тоже пытается вернуть себе становящихся всё более и более дефицитными командиров и специалистов и отказывается выдавать российских офицеров в обмен на простую солдатню.

В общем и целом каждый очередной обмен сопряжён с очень тяжёлым выбором, в том числе и морально тяжёлым, и у российской стороны нет возможности диктовать свои условия. Это объясняет закрытость всего процесса: если выставить его внутреннюю кухню на всеобщее обозрение, бестолковый общественный резонанс будет чрезмерным.

Тон заявлений «экспертного сообщества» хотя бы по поводу последнего «144 на 144» неприятно удивляет: такое ощущение, будто у этого самого сообщества забыли спросить, кого и на кого обменивать стоит, а кого – нет.

«Но это же «азовцы»!» – да, но... какая разница? Я уже сказал в одном из предыдущих материалов и повторю ещё: все вооружённые и полицейские формирования фашистской Украины являются преступными организациями, пока ещё не де-юре, но де-факто без сомнений. Пытками пленных и террором мирного населения с удовольствием занимаются ВСУ, НГУ, СБУ и все остальные аббревиатуры с буквой «У»; так что, если ставить вопрос о недопустимости обмена «членов преступных организаций», то вопрос будет о допустимости обменов вообще. Что же касается личных «достижений» отдельно взятых персон, то я не вижу оснований сомневаться в том, что предполагавшиеся к обмену «азовцы», как и все прочие, были профильтрованы, и выявленные головорезы остались ждать суда.

Утверждения о якобы существующем запрете рассказывать о злоключениях наших людей в украинском плену не соответствуют действительности: рассказывают, и правильно делают. Конечно, этой информации отводится не основное время, и она довольно быстро «тонет» в массе других новостей с фронтов, но говорить, что это происходит по умыслу, – враньё. К счастью, таких выкриков не очень много.

А уж плач по «очередной информационной победе», которую Россия якобы подарила Киеву, вызывает только смех. «Перемога», «подтверждение» «операции по эвакуации», серьёзно? Но даже без конкуренции со стороны очередного «жеста российской доброй воли» с островом Змеиный (речь не про действительные причины, по которым он был оставлен, а про фееричную официальную версию) смогла бы эта «инфопобеда» затушевать хоть какой-то из свежих провалов украинской военщины, особенно изгнание из ЛНР? Нет, не смогла бы, слишком уж громко трещит по швам кандидатка в члены ЕС. Лопнувший переможный пузырь первого месяца тоже оставил слишком неприятные брызги, впору вспоминать слова Гитлера-Турчинова из мема образца 2014 г.: «Как теперь врать всему миру?! Нам не верят!»

Казнить, восклицательный, нельзя помиловать, точка


Хотя то, что началось в теме обмена военнопленными, не назовёшь иначе, чем бурей в стакане, есть два принципиальных вопроса, компромиссов по которым не должно быть ни в коем случае: слишком уж негативным будет эффект, в том числе и для информационного фона кампании.

Первый из них: исполнение смертных приговоров военным преступникам, особенно иностранным.

На данный момент осуждённых смертников имеется трое. Уже начаты суды над ещё двумя британскими «легионерами» и подготавливаются (либо тоже уже начаты) процессы над двумя украинскими фашистами из нацбата «Медведи», которым за их «заслуги» также светит «вышка». Очевидно, что в обозримой перспективе количество потенциальных смертников возрастёт до сотен за счёт как наёмников с нацбатовцами, так и «поваров» из ВСУ (и хочется надеяться, что «поваров»-артиллеристов будут усаживать на чёрную скамью вне очереди).

Я думаю, не нужно объяснять, почему ни о каких помилованиях для данной категории не должно быть даже речи. Фашисты всего мира должны получить прививку страха из сыворотки крови своих партайгеноссе, приехавших на Украину поучаствовать в «орочьем сафари». Им нужно внушить, что каждая попытка выйти против России неизбежно заканчивается смертью, если не в бою, то у стенки.

Исходя из этого (а также большой восприимчивости западной аудитории к «вау-эффектам»), имеет смысл обставить по крайней мере несколько первых исполнений приговора как можно более «спектакулярно», с расстрельной командой в парадной форме, вооружённой дедовскими трёхлинейками и тому подобной символикой. И, само собой разумеется, нужно сделать всё, чтобы записи этих церемоний вызвали максимальный ажиотаж в так называемом свободном мире.

Второй вопрос, уже ставший анекдотом в плохом смысле слова, – это пресловутые удары по «центрам принятия решений», снова оказавшиеся актуальными после массированной террористической атаки на Белгород и Курск. Пока что они (снова) свелись к «последнему-препоследнему китайскому предупреждению» в исполнении пресс-секретаря МИД Захаровой.

Физическое уничтожение украинского ВПР напрашивается с самого начала операции; точнее, оно само делает всё возможное, чтобы оправдать прилёт «Калибров» в окна Верховной рады и кабинета Зеленского. Технические возможности для этого есть.

При желании можно найти резоны и против этого; впрочем, аргумент «если их всех убить, кто тогда подпишет капитуляцию?» сам уже стал предельно токсичным. Пожалуй, единственное поле, в котором ликвидация Зеленского и Ко на данный момент не на руку России, – это зарубежное общественное мнение: в теории столь радикальный шаг может и перебить уже оформившийся тренд на «усталость от Украины», а он весьма важен при избранной стратегии морального истощения противника, понимая под ним Запад в целом.

Тем не менее продолжать делать «последние предупреждения» только на словах тоже уже нельзя. Коль скоро российское руководство стремится сохранить «джентльменский» имидж (непонятно только, в чьих глазах), промежуточным вариантом может стать уничтожение самих «мозговых центров» – то есть правительственных зданий – без населяющих их персонажей, допустим, ночью. Потери среди «живой силы» будут минимальны, но разрушенная Банковая будет хотя бы похожа на действительно последнее предупреждение.
7 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. FGJCNJK Офлайн FGJCNJK
    FGJCNJK (Николай) 5 июля 2022 10:08
    0
    разрушенная Банковая? Но даже на это в Кремле мотивации нет. Тогда может быть и СВО начинать надо было совсем по другому? Или не начинать вообще.
  2. Олег Дмитриев (Олег Дмитриев) 5 июля 2022 10:53
    +1
    Банковая, не Банковая.... Вы вот лучше объясните, почему ВС РФ не бьют по инфраструктуре? Мосты, дороги, аэропорты, железка, ТЭС... Прервать линии снабжения - и через месяц вся эта недострана обвалится.
  3. FGJCNJK Офлайн FGJCNJK
    FGJCNJK (Николай) 5 июля 2022 11:13
    0
    Цитата: Олег Дмитриев
    Вы вот лучше объясните

    Объясняю - отсутствие мотивации в Кремле. Ну и зачем тогда надо было начинать операцию в таком виде? Может быть в Генштабе трубы менять пришла пора?
  4. Константин Ромов (Константин Ромов) 5 июля 2022 11:44
    +4
    Для окончания СВО, а по сути ВОЙНЫ, необходимо сделать ДВЕ простые вещи:
    1. Перекрыть границу! С Белоруссии вниз к Приднестровью, и отсечь таким образом как поставки вооружения так и боевиков-инструкторов. Сложно, но вполне по силам, тем более, что всё более-менее дееспособное хохловойско находится на востоке,
    2. Разнести их "ЦЕНРЫ" от наркокомандующего и его ОФИСА, до генштаба, СБУ.. Их не много и они хорошо известны. Пару Кинжалов и несколько Калибров вполне хватило бы. Гораздо ДЕШЕВЛЕ и СЕРДИТЕЙ, чем ежедневно лупасить ракетами "по воробьям", хотя это тоже надо. Да и ЭФФЕКТИВНЕЕ, что очень важно.
    После этого хохловойско посыпится как карточный домик!
    Да и надо ещё ВСУ признать ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИЕЙ, а государство Украина и их олигархов СПОНСОРАМИ ТЕРРОРИЗМА! Это надо было сделать ещё в 2014-м, после первых обстрелов Донбасса и гибели мирных жителей! Это надо было сделать до начала СВО. Это надо сделать СЕЙЧАС, раз тогда не сделали, потому, что они по СУТИ таковыми являются!!! И это понятие соответствует международному праву и меры там вполне себе от мочить "в сортирах" до арестов счетов, конфискаций и репараций..
    Да, и ещё, тех упырей, что замечены в пытках наших военных, в зверствах, в ПЛЕН НЕ БРАТЬ, сразу отправлять к их батьки Бандере, чтобы не возникало потом мыслей про обмен. Менять надо, но на тех у кого руки не по локти в крови, не на бандерлогов идейных, потому что их надо судить и ВЕШАТЬ по решению трибунала, по ЗАКОНАМ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ!
    1. Сергей Павленко (Сергей Павленко) 5 июля 2022 13:04
      0
      Полностью поддерживаю и голосую двумя руками "ЗА" !
  5. очередную волну недовольства в российском обществе и, в частности (или даже особенно), в журналистской среде и блогосфере.

    Зададим вопрос кому выгодно поднимать волну недовольства? Российское общество тут не при чем. Слепить слона из мухи - легко и выгодно. Вот и лепят каждый день.
  6. zenion Офлайн zenion
    zenion (zinovy) 6 июля 2022 11:01
    +1
    Лупить по центрам управления невозможно, пока дети управителей находятся за кордоном. Их власти России специально туда отправили, что бы нельзя было ракетить врагов народа российского. Как это бахнуть по ним, там же наши дети. Есть ли там дети тех, которые не работают, ведь феодализм это безработица и даже дети тех которые работают за гроши медики, учителя и так далее, это их дети там за бугром, сомневаюсь!