Турецкий пат: Эрдоган «почти выиграл» или «почти проиграл» выборы?

3

Вполне ожидаемо, что первый тур президентских выборов в Турции, прошедший 14 мая, оказался не последним. Бодро начавший с 65% голосов, по мере продолжения подсчёта бюллетеней Эрдоган «просел» до 49,51% против 44,88% у единственного реального оппонента, коллективного кандидата от оппозиции Кылычдароглу. 50-процентный порог был так близко, но остался недосягаем.

Важно отметить, что эрдогановская Партия справедливости и развития на проходивших в тот же день парламентских выборах уступила часть позиций, заполучив только 266 из 600 мест в Национальном собрании – а было 290. Правда, учитывая, что противостоит ей не самый плотный конгломерат разнородных партий, какой-никакой запас прочности у законодательного плацдарма Эрдогана сохранился. Но, чтобы им воспользоваться, «султану» ещё нужно выиграть второй тур, а затем отбиться в «третьем», а сделать это будет не так-то просто.



Если б я был султан – был бы...


Ход голосования в Турции показал, что вовлечённость населения страны в политику очень высока, явка составила более 88%. На избирательных участках был настоящий аншлаг, иногда даже в смысле «юмористическая передача»: закинуть бюллетень в урну явились такие колоритные персонажи, как настоящий гламурный ковбой на коне и янычар с бутафорским ружьём, и это только те, чьи снимки разошлись по Сети. Местами накал страстей зашкаливал, избиратели, не дожидаясь своей очереди в кабинку, принимались голосовать кулаками в потасовках друг с другом. Ну а ночью, пока шёл подсчёт результатов, по всей стране проходили довольно многочисленные митинги, причём сторонников обоих претендентов на президентское кресло.

А вот эти самые результаты первого тура в виде почти что равного одобрения соперничающих кандидатур не что иное, как объективная картина раскола общества напополам. Если бы турецкая оппозиция умела говорить по-русски, то наверное называла бы электорат Эрдогана «ватниками»: за действующего президента голосовала преимущественно глубинка, старшие возраста, многосемейные, бюджетники – в общем, люди приземлённых взглядов, которым важна пресловутая стабильность. Кылычдароглу же, в свою очередь, пользуется большей поддержкой жителей крупных городов и молодёжи, то есть более вестернизированных и менее социально обременённых групп населения.

Кстати, именно эта демографическая разница нанесла дополнительный удар по репутации «султана», и так пострадавшей после февральского землетрясения. Быть «отцом народов» – дело непростое, в том числе и потому, что «дети» твои зачастую очень обидчивы. Так совпало, что эпицентром стихии оказалась как раз проэрдогановская провинция, поэтому страшные разрушения, жертвы и неспособность властей оперативно доставить помощь была воспринята очень остро.

Оппозиция, естественно, воспользовалась «удачным» стечением обстоятельств на все деньги, выкрутив на максимум пластинку про коррупционеров у руля страны и «утраченные полимеры» – благо верхушка бизнес-элит плотно повязана с президентом дружескими и родственными связями. Впрочем, хотя спекулятивные оценки электоральных потерь Эрдогана от природной катастрофы варьируются в пределах от нескольких до пары десятков процентов, выборы 2014 г. он выиграл с результатом в 51,79%, а выборы 2018 г. – 52,59% голосов избирателей. Ближайшие соперники, кстати, из всё той же Народно-республиканской партии, которой ныне руководит Кылычдароглу, тогда получили соответственно 38,44% и 30,64% голосов.

То есть сейчас речь не столько об утрате позиций Эрдоганом, сколько о хитрой «победе» оппозиции, добытой только и исключительно благодаря созданию предвыборного блока и аккумуляции поддержки тех, кто иначе голосовал бы за кандидатов от малых партий. Выступай Кылычдароглу соло, он, вероятно, тоже получил бы порядка 30%, плюс-минус лапоть.

Но даже такая диспропорция ничего не гарантирует. Хотя Эрдоган стабильно пользуется поддержкой половины населения страны, это не помешало организовать против него путч в 2016 г., куда более спокойном, чем нынешний.

«Борзеет Татарин, вперёд много взял»


У нас в стране отношение к Эрдогану однозначное: такой «друган», что палец в рот не клади. Проблема в том, что альтернатива ещё хуже, как бы многим ни хотелось утверждать обратное.

Когда 17 мая именно турецкий президент объявил о продлении пресловутой зерновой сделки, а потом уже «султану» подмахнул российский МИД, возмущённо зароптали многие. Да, в этом случае (опять) наше ВПР, подыгрывая турецкому «многовекторному партнёру», выставляет себя не в самом лучшем свете. Только ленивый не сказал, что российские условия соглашения не выполняются-де, более того, факт признал и министр иностранных дел Турции Чавушоглу.

Но этот шаг – вполне очевидная поддержка административного ресурса и имиджа «султана», которые играют немаловажную роль в его предвыборной кампании. 20 апреля при запуске газодобычи на месторождении Сакарья в Чёрном море Эрдоган пообещал населению месяц бесплатного отопления и год – газоснабжения. 9 мая было объявлено о повышении зарплат госслужащих на 45%. 14 мая на одном из участков для голосования Эрдоган собственноручно раздавал деньги детишкам избирателей: они-то голосовать ещё не могут, так что и подкупом это не считается.

Зерновая сделка не только идёт на пользу турецкой мукомольной промышленности, но и является своего рода престижным проектом: смотрите, мол, как Турция на глобальные процессы влияет. Её приостановка означала бы для Эрдогана потерю энного количества позолоты «влиятельного международного посредника», а вот её продление уже вызвало у турецкой оппозиции недовольное ворчание: «султана» обвиняют в «дружбе» (!) с Россией в ущерб (!!!) интересам Турции.

Эти разговорчики звучат откровенно смехотворно: например, тот же запуск первой в стране АЭС, построенной «Росатомом», он, конечно, Турции только во вред. А если поставка турецкими фирмами вооружения и военной техники (уже были БПЛА и броневики, а на днях засветились и снаряды) для ВСУ – это не «дружба» с Россией, то я даже не знаю, что назвать дружбой.

Подобными речами оппозиция дискредитирует сама себя, выставляясь подстилкой западных стран. Конечно, Кылычдароглу и раньше не скрывал, что хочет «дружить» с «белыми господами» и особенно США, но это всё-таки не то же самое, что откровенно прогибаться. Пиарщики Эрдогана с удовольствием проводят связи между оппозиционерами и «Вашингтонским обкомом», обвиняя последний в попытках вмешаться в турецкие дела.

Впрочем, тут и обвинения не нужны: всё лежит на поверхности. Например, 12-13 мая, прямо накануне выборов, практически все ведущие западные издания вышли с провокационными заголовками типа «Эрдоган готов уйти (если проиграет)» на первых полосах. 17 мая Politico публикует аналитику о том, что Евросоюзу придётся-де выбирать, какую страну принять в состав следующей, Турцию или Украину. И хотя это явно попытка подтолкнуть прозападно настроенных турок активнее поддерживать «хорошего» Кылычдароглу, сам-то кандидат заявлял, что для него одним из приоритетов будет... «допомога» Украине. Отличное сочетание тезисов.

Успеют ли кураторы и сторонники Кылычдароглу за оставшиеся до второго тура полторы недели испачкать своего кандидата так, чтобы он провалился, вопрос сложный. На этот раз победа будет окончательной, и определит её простое большинство голосов, при этом более чем реальна ситуация, когда итоговая разница составит десятые или даже сотые доли процента. Это открывает обоим кандидатам широкий простор для спекуляций на тему «украденных выборов» и дорогу к «третьему туру», в котором победителя будут определять уже уличными методами.
Наши новостные каналы

Подписывайтесь и будьте в курсе свежих новостей и важнейших событиях дня.

3 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.
  1. Voo
    +1
    18 мая 2023 12:59
    Я думаю наши умельцы из МИДа и к оппозиционеру Эрдогана пути найдут. Восток обожает сладости.
    Все эти облизывания турок очень напоминают византийские откупы. Этак, восточные партнеры и в Москву заедут.
  2. +2
    18 мая 2023 13:19
    Сейчас Эрдогана называют и другом нашей страны, и антиамериканистом. Ни то,ни другое, ни третье. У Эрдогана свои интересы. То,что он не является нашим закадычным другом, сужу по Босфору. Наши военные суда идут со скрипом. А американские просто без вопросов. Может ли быть хуже, если придет к власти оппозиционер? Может. Но тут многое зависит только от нас. И больше ни от кого. Черное море должно быть судоходным для наших судов. Гражданских и военных. Так повелось еще с Екатерины Второй. И так должно быть. Не надо сознательно наживать себе врагов. Но и дрожать перед ними не стоит.
  3. +2
    18 мая 2023 23:47
    Городские агломерации голосуют за интеграцию с Европой, ЕС и НАТО. Остальная страна, вместе с Эрдоганом, за Турцию.
    Проигравший, как водится, будет обвинять победителя в подтасовке.
    Решающее слово имеет армия.
    В случае победы оппозиции, Турция может сильно нагадить РФ с газовым хабом и трубопроводным транспортом, зарыть воздушный коридор и морские проливы – базы в Сирии придётся снабжать через Китай, а черноморский флот как и балтийский обретёт статус регионального. Во время войны запада с РФ последствия выборов в Турции имеют важное значение и этим и объясняется такое пристальное к ним внимание.