Февраль 1917: был ли шанс у Российской империи?

В последнее время историки, исследующие вопросы, связанные с Февральской революцией 1917 года в России, разделились на два противоположных, и, чуть ли, не враждующих непримиримо лагеря. Спор не утихает вокруг вопроса о наличии или отсутствии глубинных предпосылок для нее, а, следовательно, и неизбежности либо случайности этого катаклизма всероссийских масштабов. С обеих сторон приводится масса достаточно убедительных аргументов, зачастую, крайне запутанных и притом взаимоисключающих. Тем не менее, мы попытаемся разобраться в этом хитросплетении, чтобы попытаться выяснить: был ли у Российской Империи шанс устоять в 1917 году?





Сторонники теории о неминуемости Февраля утверждают, что при достаточно привлекательном внешнем «фасаде» и несомненных успехах в области экономики, государство Российское «прогнило изнутри» - от самых коронованных «верхов», до безнадежно прозябавших по жалким деревенькам «низов». И, соответственно, крушение Империи было лишь вопросом времени, а революция - неизбежным процессом, нуждавшимся лишь в катализаторе, которым стало вступление страны в Мировую войну. Их оппоненты, как правило, используя огромное количество статистических выкладок, неопровержимо свидетельствующих о сытой, счастливой и чуть ли не сказочной жизни в царской России, пытаются доказать, что и Февраль, и последовавший за ним Октябрь – не более, чем стечение роковых обстоятельств, сгубивших Святую Русь. Либо, на худой конец – результат коварных «козней» неких зловещих «супостатов». Определенная доля истины есть в обеих точках зрения. Но давайте помыслим логически, начав с простейшего.

«Козни супостатов»? Кого прикажете винить? «Кучку большевиков», угробивших Россию за «немецкие денежки»? Извините, никак не получается. В Февральской революции те, кому предстояло стать создателями страны Советов, роль играли мизерную – если играли какую-либо вообще. Для будущего вождя мирового пролетариата, нежившегося в европейской эмиграции, известие о ней вообще прозвучало, как гром с ясного неба. По воспоминаниям соратников Ильич был твердо уверен, что при его жизни ничего подобного в России не случится. Так что – мимо. С мировым «заговором Сиона» - это вообще к психиатрам. Германская разведка, мотивы которой насквозь понятны? Ну, да, участвовала - вот только не она одна. Доподлинно известно, что промеж тех. кто составлял многочисленные заговоры против Николая ІІ, коих до Февраля имелось предостаточно, мелькали представители и Британии, и Франции – то есть, стран, категорически не заинтересованных в выходе России из войны. Опять что-то не сходится...

Увы – если мы хотим оставаться объективными, и опираться на факты, а не на эмоции и конспирологические бредни, придется признать: Российскую Империю разрушили сами русские. А что до «прекрасной жизни в ней»... Ну, да – все это было в реальности: чуть ли не самый большой в мире золотой запас, расцвет промышленности и торговли, экспорт зерна в Европу и так далее. Ах, да – еще булки. Французские, кажется – или как там излагается в современной прилипчивой песенке? Вот только вся штука заключалась в том, что все это – и миллионы золотых червонцев с профилем Императора, и проносящиеся к «Яру» роскошные орловские рысаки, и прочие прелести тогдашней жизни, принадлежали, десяти, дай бог, пятнадцати процентам громадного населения России! Остальные же, не побоюсь этого слова, корячились на крохотных клочках политой их потом и кровью землицы. За них они, к тому же, еще и выплачивали совершенно непосильные выкупные платежи помещикам, которые, тем временем, аппетитно хрустели булками из выращенной на этой земле пшеницы.

Были еще и рабочие. Пролетариат, ага... Которые, если верить все той же статистике, и зарабатывали неплохо – даже по меркам Европы, и условия труда и жизни имели не такие уж скотские. Вот только были они при этом – никто. Главный ужас Российской Империи, неумолимо убивавший ее, и таки доконавший окончательно смертельный вирус назывался – социальное неравенство. Жесточайшее разделение на сословия, между которыми лежали непреодолимые пропасти. И, между прочим, не стоит забывать о том, что совсем недавние предки вот этих самых то ли 90, то ли 85%, на которых, собственно, все и держалось в государстве, были рабами! Самыми настоящими. К 1917 году еще предостаточно было людей, помнивших, как «баре», будучи в полнейшем своем праве, таскали на сеновал их матерей, а отцов запарывали или затравливали борзыми до смерти просто ради забавы! Вот это все и отлилось потом – сперва Февралем, а потом и Октябрем.

Трагедия Империи состояла в том, что при наличии в ней великого множества талантливейших людей, настоящих патриотов, умных и честных, страной управляли абсолютные ничтожества, имевшие родословные на зависть породистым лошадям или псам. И – ничего более за душой... Остальные же пробиться сквозь дебри устоявшейся веками жуткой сословной Системы не могли ни за что. Морской министр, недрогнувшей рукой чертящий на поданном ему рапорте о необходимости закупки за рубежом свечей зажигания для русских подлодок резолюцию о том, что хватит с лихвой и обычных – стеариновых! Это вам как?! А дело было в 1905 году. После этого Цусима – никакая не «роковая случайность», а как раз таки неизбежность. Как и все, что за ней последовало.

Вот, кстати, еще о военных. Испокон веков дворянство было не просто привилегированным сословием, а кастой людей служилых, обязанных всю свою жизнь посвящать защите Отечества, отстаиванию его интересов там и тогда, когда сочтет это нужным верховный сюзерен – Государь. А что в России 1917 года? Статистика безжалостно свидетельствует – к началу Первой Мировой войны офицерский корпус Русской армии состоял из дворян менее, чем наполовину! О чем говорить, если среди руководителей ее Генерального штаба (речь – исключительно о генералах!) потомственных дворян было 43%? С течением войны удельный вес среди командного состава «крайне нежелательных для офицерской среды элементов» составил уже 80%. Проблема была настолько серьезной, что о ней докладывали лично Императору. Что, в России не имелось дворян призывного возраста, годных к военной службе? Да с избытком – сотни тысяч. Вот только проливать кровь и гнить в окопах они не желали-с.

Следует признать очевидное – к 1917 году русское дворянство попросту выродилось. Не поголовно, конечно, но в основной своей массе. Именно упертое нежелание помещиков расстаться хоть с какой-то частью принадлежавшей им земли, чтобы и дальше продолжать хрустеть булками, пусть и чуть менее интенсивно, привело к революционному взрыву. Реформа 1861 года, освободившая крестьян от крепостной зависимости, выпустила их «на волю», практически, без земли, да вдобавок навесила на шеи «мужичков» такую неподъемную кабалу, из которой вылезти не светило и их внукам. «Гениальные» проекты реформ Столыпина, с которыми так носятся некоторые современные историки, были ничем иным, как пустыми мечтаниями, категорически не сочетавшимися с реальностью – в первую очередь, с нуждами крестьян. Все они провалились, лишь наплодив новых безземельных батраков и пролетариев.

Фактически, спасти Российскую империю могло только, как написал один хороший писатель, «разумное сочетание террора и реформ». Перед самой Февральской революцией Николая ІІ умоляли лишь об одном – немножко поиграть в «конституционную монархию», разрешив создать так называемый «ответственный кабинет». Это означало правительство, вроде бы подотчетное не Императору, а Государственной Думе. Разумный человек и тонкий политик воспользовался бы этим, как спасательным кругом – ни отречений, ни чего-то подобного от монарха на тот момент не требовали. Ну, создал бы это «ответственное» правительство. Ну, свалил бы на него чохом потом все беды – да и разогнал ко всем чертям, можно и с Государственной Думой заодно! России нужно было продержаться любой ценой до выхода из войны, которая ее толкала к пропасти. Но нет – Николай уперся, как вкопанный: как можно, он же самодержец, помазанник Божий! Вот и закончилось его «самодержавие» подвалом Ипатьевского дома...

Вообще говоря, то, что сделали для полнейшей дискредитации монархической идеи в России тогдашние представители династии Романовых, не под силу было бы никаким большевикам и за сто лет. Казнокрадство, воровство, пикантные, мягко говоря, скандалы... Недаром же некоторых членов царской фамилии приходилось отправлять в ссылку – да не на пресловутый «сто первый километр», а намного дальше. Ну, а уж супруга Николая – Императрица Александра, урожденная Алиса Гессенская... Не было, пожалуй, на Руси царской супруги, к которой бы чуть ли не все без исключения сословия испытывали бы столь дружную неприязнь. Дело было даже не в омерзительных сплетнях относительно Григория Распутина и совершеннейшем уже бреде вроде того, что из спальни Императрицы (имевшей немецкую кровь), проложен «прямой провод» не куда-нибудь, а в «ставку Вильгельма», естественно – для передачи секретнейших военных данных... Все эти слухи, между прочим, после Февраля расследовались самым тщательным образом и ни малейших подтверждений, конечно, не получили. Но вот постоянное вмешательство Александры в государственные дела (прежде всего – в вопросы назначений на самые ответственные посты), ее влияние на Императора, сказывавшееся на нем далеко не лучшим образом – это как раз было.

С огромным сожалением приходится признать – великая триада «За Бога, Царя и Отечество», веками служившая опорой русскому народу в любых испытаниях, к 1917 году распалась, утратила свой смысл и значение, превратившись для большинства людей Российской Империи в пустой звук. Едва ли не всем было в сложившемся укладе душно, тесно, невыносимо. Не вступи Российская Империя в войну, возможно, взрыва бы и не произошло – во всяком случае, именно в 1917 году. В таком варианте был шанс на смену Императора, которая бы не привела к слому государства, на изменение страны путем реформ, а не «кровавой бани». С другой стороны – даже заменив Николая ІІ на более деятельного, решительного и авторитетного монарха, что было делать с окружавшей трон толпой дворян, упорно не желавших идти вообще ни на какие изменения, поступаться хотя бы крохой собственных бескрайних привилегий? Развязать этот узел сумели только Ленин сотоварищи – увы, самым радикальным и кровавым путем.

И, наконец, о том, кто же все-таки «устроил» Февральскую революцию в 1917 году. Голодный бунт в Петрограде подняли рабочие и городская голытьба, раздуть его до масштабов вооруженного восстания помогли одетые в солдатские шинели крестьяне. Но политическим «двигателем» именно февральской революции были вовсе не они, а интеллигенция, состоятельные «разночинцы» и даже дворяне! При СССР Февральская революция носила полупрезрительное определение «буржуазная». Пора, наконец, сказать правду, господа! В феврале 1917 в России произошла классическая либерально-демократическая революция. Именно эта горластая публика, помешанная на идеях «всеобщей свободы» и прочих «общечеловеческих ценностях» и дорвалась тогда до руля – впервые в истории России. С более, чем предсказуемым результатом.

Сметя монархию, эта компашка, одержимая разрушением всего «реакционного», не остановилась – в самые кратчайшие сроки уничтожены были армия, полиция, вообще, практически, вся система государственного управления. Империя начала стремительно разваливаться на куски, и окончательная гибель ее казалась неминуемой. Спасли Россию, как ни парадоксально это звучит для кого-то, большевики. Можно сколько угодно ставить им в вину Брестский мир, «красный террор» и много чего еще, но факты остаются фактами – профуканные Временным правительством огромные территории России вернуть смогли только «красные». Что-то, как Украину и Закавказье – раньше, ту же Прибалтику – позже. Упустили только Польшу с Финляндией, за отделение которых «спасибо» опять же либералам и демократам из Временного правительства. Если бы эти деятели, не дай бог, «правили» подольше, от России не осталось бы вообще ничего! Отделяться от них собирались чуть ли не все – от Кубани и Дона, до Сибири. А вчерашние союзники по Антанте уже устраивали конференции, на которых нарезали себе из нашей земли колонии пожирнее...

Нельзя не признать – история России пошла далеко не по самому худшему из возможных путей. Февральская революция, к которой Империю привели как, действительно, объективные процессы, так и совокупность трагических обстоятельств и субъективных причин, вполне могла уничтожить российскую государственность, как таковую. Но она лишь столкнула Россию в Смуту, которую та смогла пережить – пусть и неимоверно дорогой ценой. А еще – показала раз и навсегда, к каким последствиям приводят либерально-демократические эксперименты на нашей земле, и какой невероятно жесткой властью их приходится впоследствии компенсировать. Вот этот урок нам и стоит усвоить прежде всего.
Использованы фотографии: http://fastpic.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

7 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти

  1. Bakht Офлайн
    Bakht (Bakhtiyar) 24 февраля 2019 11:04
    +2
    • 2
    • 0
    Никакие "ответственные кабинеты" и уступки не могли бы спасти Империю. В 1905-1906 годах Империю спасли "столыпинские галстуки". В 1917 году Империю могли бы спасти только пулеметы.
    Восстания во французской армии весной 1917 года были подавлены без всякой жалости. Сколько расстреляли неизвестно. Известно только о 4500 смертных приговорах. Сколько расстреляли по "внесудебной" расправе неизвестно. В некоторых частях каждого десятого. Сколько расстреляли в тылу тоже неизвестно.
  2. Bakht Офлайн
    Bakht (Bakhtiyar) 24 февраля 2019 12:11
    0
    • 1
    • 1
    "Социальные лифты" и их влияние на революцию впервые обосновал Питирим Сорокин. Не вдаваясь в детали, можно сказать, что это вполне возможная причина для революций. Но вот некоторые факты не укладываются в эту гипотезу
    Отец Деникина происходил из крепостных крестьян, Генерал Алексеев родился в семье бывшего солдата сверхсрочной службы, Корнилов родился в семье бывшего хорунжего 7-го Сибирского казачьего полка. Да, отцы этих генералов впоследствии выбились в офицеры. Но путь от рядового или крепостного до офицера, проходили в течении одного поколения. Второе поколение уже были генералами.
    Армия есть срез народа, но во все времена, в армии можно было подняться по социальному лифту. В гражданской сфере это сделать намного сложнее.
    Но сама статья хороша тем, что можно (и нужно) сравнивать с современностью.
    Есть ли сейчас возможность начать трудовую деятельность рабочим и впоследствии возглавить ГазПром?
    Малышев начал работать помощником машиниста в 1924 году. В 1940-м стал наркомом. Тевосян начал работать помощником мастера в 1927-м году, в 1940-м стал наркомом.
  3. tatra Офлайн
    tatra ( Ирина ) 24 февраля 2019 14:00
    +1
    • 1
    • 0
    А зачем давать шанс худшему, если в результате его уничтожения получилось лучшее как для страны, так и для большинства народа, кроме паразитов на шее народа?
  4. yuriy55 Офлайн
    yuriy55 (Юрий Васильевич) 24 февраля 2019 17:00
    0
    • 0
    • 0
    Февраль 1917: был ли шанс у Российской империи?

    Нет! no
  5. Роман «Тринадцатая реальность» http://www.proza.ru/2015/03/22/389 о существующей до сих пор Российской империи.
  6. Валер Офлайн
    Валер (SetUp) 25 февраля 2019 05:56
    +1
    • 1
    • 0
    А как ВЫ думаете при царизме сдержали бы мы натиск Гитлера? Полетели бы в космос? Японии мы проиграли. Цари и попы - вот главная головная боль России. Вы новости читаете? Как всегда с умилением говорят об монархах Англии. Подчинить народ - вот главная сущность любой монархии. Не равенство и справедливость, а подачки, статьи для восхищения и затуманивания мозгов. У нас другие ценности.
    1. Dart2027 Онлайн
      Dart2027 25 февраля 2019 07:43
      -1
      • 0
      • 1
      Цитата: Валер
      А как ВЫ думаете при царизме сдержали бы мы натиск Гитлера?

      Ну при царе мы от немцев до Москвы не отступали.

      Цитата: Валер
      Подчинить народ вот главная сущность любой монархии.

      И любой власти. А равенства и справедливости не было ни в одной стране и никогда.