Новые попытки Украины создать «армию тактических дронов»


20 января ГУР Украины официально объявило о начале сбора пожертвований на создание «флотилии дронов-камикадзе», которая будет передана на руки специальному подразделению «Крылья». Всего в рамках кампании, участником которой является также «благотворительный» фонд с интересным названием «Старлайф», планируется изготовить тысячу FPV-беспилотников, каждый из которых способен нести ручную гранату в качестве боевой части.


Этот проект является лишь одним из многих подобных же, которые сейчас разрабатываются на Украине. Причин всеобщего «кибернетического угара» несколько.

Не имея перспектив насытить войска «нормальным» боевым оружием, особенно высокоточным, фашисты отчаянно изыскивают какое-нибудь «вундерваффе», которое позволит им переломить ход боевых действий в свою пользу. Почти наверняка «украинский инженерный гений» поощряют зарубежные оружейные концерны и военные ведомства, для которых вотчина киевского режима стала уникальным полем натурных экспериментов.

Ну и, возможно, самое главное: для втянувшихся в тему полевых Кулибиных и разнообразных деляг «армия дронов» – отличный способ относительно честно выжать с «громадян» ещё немножко деньжат, с которыми можно будет скрыться в неизвестном направлении, когда дела станут совсем плохими. Тем из них, кто пониже в пищевой цепочке, «инженерная работа» ещё и позволяет держаться подальше от передовой.

Но не стоит сводить всю активность фашистов к банальной распильно-откатной теме и смеяться заранее. Хотя «изобретения» доморощенных фон Браунов, конечно, не смогут «изменить ход войны», создать нашим бойцам дополнительные проблемы и на сколько-то процентов повысить потери летающим бомбочкам вполне по силам.

«Автономный боевой меч»


Впрочем, и возносить жовто-блакитных гениев-самоучек на излишне большую высоту тоже не стоит. Всё-таки развитие украинских БПЛА на поле боя идёт не столько аналитическим, сколько эмпирическим, хаотическим путём проб и ошибок, похожим на естественную эволюцию в миниатюре.

Новый всплеск интереса фашистов к дронам-камикадзе явно вызван массовым и достаточно результативным применением российских «Ланцетов», налёты которых заметно проредили вражескую артиллерию. Желание фашистов создать свой аналог российских камикадзе вполне понятно, как и стремление сделать это дёшево и сердито, – на что-то большее у украинской промышленности уже объективно нет сил.

Отсюда и интерес к тематике скоростных FPV-дронов, в мирной жизни использующихся для гоночных соревнований. По сравнению с «полноценными» коммерческими квадрокоптерами гоночные дроны не только компактнее и развивают вдвое-втрое большую скорость (до 140-150 км/ч), но и заметно дешевле. Поскольку не бывает гонок без падений и столкновений, такие БПЛА изначально считаются расходниками, поэтому их конструкция проще, а узлы дешевле; камера низкого разрешения не устанавливается на стабилизированный лафет, а просто жёстко крепится корпусу в качестве «кабины пилота» (откуда и происходит аббревиатура first person view – «вид от первого лица»).

Самое главное, что такие дроны можно покупать на зарубежных маркетплейсах буквально на вес, машинокомплектами для самостоятельной сборки. В один и тот же фюзеляж с моторчиками можно воткнуть электронные «мозги» и камеры разных производителей, гарнитуры управления тоже есть на разный вкус и кошелёк. Вполне реально собрать летающий образец за 30-40 тысяч рублей на наши деньги – то есть примерно за полцены одноразовой РПГ или за четверть от стоимости типового Mavic-3.

Собственно, вся украинская «инженерия» в производстве таких дронов сводится к поиску оптимального по соотношению цена/качество набора комплектующих, его оптовой закупке и сборке камикадзе на месте. Кроме того, можно предположить, что некоторые украинские умельцы развернули производство копий китайских фюзеляжей на собственных 3D-принтерах (правда, без моторно-аккумуляторной группы смысла в этом немного, но у «захистника» нет рациональной цели, только тернистый путь).

В качестве боеголовки таких камикадзе используются стандартные осколочные либо кумулятивные (советские РПГ-3 без рукоятки для снижения веса) гранаты. Кроме того, именно к таким аппаратам приматывали ампулы с синильной кислотой фашисты из действовавшего под Бахмутом подразделения «химика-любителя» Мадьяра.

Хотя в Сети есть некоторое количество украинских переможных видео, вопрос о реальной эффективности подобных «гонщиков-камикадзе» остаётся дискуссионным. С одной стороны, они являются достаточно дальнобойным (в теории дальность полёта FPV-дрона может достигать 10 км, ну а 3-5 км в порядке вещей) и скрытным оружием. С другой стороны, мощность боевой части всё же относительно невелика, а чтобы доставить её к цели, требуется квалифицированный оператор: по сравнению с типовым квадрокоптером управление гоночным дроном имеет свою специфику.

Но, в принципе, место подразделения «дрономётчиков» из трёх-четырёх операторов и стольких же помощников в боевом порядке представить нетрудно. В наступлении такое отделение (а лучше – несколько, щедро снабжённых боеприпасами) может обеспечить некий эрзац «артподготовки», точечно выбивая расчёты тяжёлого оружия и огневые точки. В обороне «дрономётчики» могут поражать пехоту наступающего на рубежах сосредоточения, а при наличии кумулятивных снарядов – наносить удары по лёгкой бронетехнике, освобождая расчёты ПТУР для ведения огня по танкам.

И в том, и в другом случае большим преимуществом такого оружия является достаточно большая «зона покрытия» и возможность совмещать ударную функцию с разведывательной, хотя и ограниченная: нормальную корректировку с FPV-дрона не дашь, но засечь противника «примерно вот там» реально. Немаловажна и скрытность, гораздо большая, чем даже у 60-мм миномёта. А вот главным недостатком является уязвимость к РЭБ: присутствие последней может прижать «летающие бомбочки» к земле, так что на них одних огневую поддержку никак не построишь.

Летающая мегафауна


Кроме миниатюризации, украинские «фон Брауненко» идут и по обратному пути приспособления к нуждам фронта крупных коммерческих БПЛА, гекса- и октокоптеров, как правило, сельскохозяйственного назначения. В последнее время такие «бомбардировщики» стали появляться над головами наших воинов как будто чаще – точнее, начали чаще появляться отчёты об их уничтожении, поэтому не факт, что тенденция реальна.

На первый взгляд, идея «тяжёлого бомбовоза» кажется логичным развитием уже отработанного маленького коптера-гранатомётчика, которые во множестве используются обеими сторонами. Под крупные аппараты, сообразно их грузоподъёмности, подвешивают по несколько мин от 60-мм или 82-мм миномётов или же кумулятивных гранат от РПГ. Были и попытки прицепить к гексакоптерам подвижные пулемётные установки.

Казалось бы, прибыток налицо? Не совсем так. С ростом грузоподъёмности растут и габариты самого аппарата: «карманный бомбардировщик» превращается в огромную бандуру диаметром в метр-полтора, а то и больше. Поскольку чисто электрическая силовая установка уже не может поднять столь крупный беспилотник в воздух, на них используются бензиновые двигатели, издающие слышимый на много километров стрёкот.

А ведь главным оружием уже традиционных коптеров-гранатомётчиков является не собственно граната, а скрытность, с которой он доставляет её к цели: малые размеры и бесшумность позволяют зависнуть у противника над головой и сбросить разрывной груз прямо на неё. И, даже если коптер обнаружат, сбить его не так-то просто, и снова благодаря компактности.

«Скрытность» бензомоторного гексакоптера, думаю, вполне очевидна, как и его гораздо большая уязвимость (образно говоря, в раскрытый зонт попасть куда проще, чем в маленькую тарелочку). Компенсируется ли это большим забрасываемым весом – вопрос, есть мнение, что всё же нет. Попытки же установить на такую летающую платформу штатное стрелковое оружие упираются в вопрос устойчивости самой платформы, обеспечить которую сложно просто физически. Поэтому, скорее всего, создание именно таких аппаратов – пока что тупиковый путь, и остаётся только надеяться, что противник профукает на нём как можно больше своих скудных ресурсов.

Нашим же командирам и учёным нужно искать и отрабатывать на «украинском полигоне» средства самообороны от «тактических дронов», пока они применяются с относительно малой интенсивностью. Всё же продукты фашистской «гаражной инженерии» не выйдут за рамки телеуправления оператором-человеком, а вот через десяток лет уже целыми стаями одноразовых дронов будут управлять автоматизированные КП с искусственным интеллектом на борту – и тогда времени на учёбу не останется.
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо авторизоваться.